Читать все письма На главную страницу

Письмо 12

От: Игорь

Кому: Кирилл

Дата: 10 февраля 2005

Тема: Бред!!!


Хай, Кир!

Слушай, посмотрел я тот фильмец, что ты на днях мне подкинул. И знаешь, что я тебе после этого скажу?.. Ну да, люблю я фильмы с мордобоем. Люблю, когда кровищи много. Китайцы, скачущие, как кузнечики, мне тоже нравятся. Но это… Слушай, это ж просто бред какой-то. Ни начала, ни конца, ни внятного сюжета. Кто? Кого? За что? И, самое главное, сколько раз? Я ничего не понял. Где ты только такую фигню откопал?

Да, здесь вдруг Лёха прорезался. Позвонил, сказал что у него всё в порядке. Ездил куда-то. Не то к родственникам, не то по делам, я так и не понял.

Всего!

Игоряха.



Следующее письмо: «Новое лицо (2)»

Просмотров всего: 24 109.
За последний месяц: 11.
Мистификс

Бред!!!

Постcкриптум

Эпоха беспредметного кино.

Рецензия на фильм «Конец игры» (The End of the Game)

(США, 2005 г., Студия Miramax, режиссёр и продюсер — Тито Джонс)


Когда фильм режиссёра Тито Джонса (Tito Jones) «Конец игры» появился на экранах кинотеатров Америки, немедленно поползли слухи о том, что Тито Джонс — это псевдоним Квентина Тарантино. Мы, конечно, не будем касаться этой темы, и без того разжёванной в жёлтой прессе, но и сравнений с Тарантино, конечно же, избежать не удастся. Пока странная, скрытная персона Джонса не даёт покоя журналистам, оценки фильма «Конец игры» разнятся от восторженных до беспощадной критики, как это и бывает с каждым фильмом Тарантино.

И спорных моментов в фильме действительно много. Начнём с того, что кинообозреватели оказались в тупике, попытавшись описать сюжет фильма или хотя бы дать в аннотации завязку картины. По той простой причине, что сюжет в «Конце игры» отсутствует напрочь! Весь фильм, по сути, является нарезкой сцен уличных драк, погонь, секса, боёв в стиле восточных единоборств и перестрелок с полицейскими роботами, а завершает всё это помпезная битва на окраинах мегаполиса. Назвать «Конец игры» единым фильмом (и то с натяжкой) позволяет лишь наличие одних и тех же персонажей и не меняющаяся от сцены к сцене манера съёмки.

И поразительно, но факт: при полном отсутствии внятного сюжета или хоть какого-либо объяснения происходящему на экране режиссёр при помощи особой техники ухитряется не только вызвать сочувствие героям, заставить «болеть за наших», но и намертво приковать внимание зрителя на более чем два с половиной часа. Даже не берусь описывать все тонкости операторской работы, удивительно ритмичную смену кадров и эпизодов, все эти «говорящие» взгляды и жесты и странно-гармоничную, тёмно-красную гамму фильма. Это надо смотреть.

К слову сказать, у Джонса в этом смысле нашлись неплохие помощники: бои были поставлены хорошо зарекомендовавшим себя на этом поприще Нильсом Бендиксом (Nils Bendix). Оператором выступил также отнюдь не безызвестный в своих кругах Роберт Агэнис (Robert Agganis), работавший, впрочем, в совершенно не свойственной для себя манере. Музыкальное же сопровождение фильма выдающимся назвать трудно: тут Джонс, увы, к Тарантино даже не приближается: песен в фильме нет совсем, но изредка во время динамичных сцен грохочет ритмичный рок композитора Марка Дейна (Mark Dane), преимущественно в электронных тембрах а-ля Брайн Ино. Не впечатляет, однако же сделано со вкусом.

Но действительно большая заслуга создателей фильма в том, что невесть где был найден десяток никому ранее не известных прекрасных актёров. Уверен, мы ещё услышим имена Лоры Мэдсон (Lora Madson, исполнитель роли «Долли»), Кларка Визора (Clark Visor) — однорукого актёра с частично обезображенным лицом — и Энтони Шира (Anthony Shear), вытянувших, по моему мнению, на себе добрую половину прелести фильма. И это при том, что у каждого было не более 7-10 строк ничего не значащего текста! Фраз, которые встречаются едва ли не в каждом заурядном боевике или мелодраме.

Собственно, «Конец игры» — и есть не что иное, как компиляция расхожих штампов коммерческого кино, которые при искусном соединении дали нечто большее. Приём не нов, но Тито Джонс впервые перешёл черту, полностью отказавшись от сюжетной канвы и сосредоточившись на способах подачи привычных сцен. Это и заставляет зрителя спустя даже несколько дней после просмотра спрашивать себя: что же он всё-таки видел: очередной коммерческий фильм, в котором ради сюжетного разнообразия просто взяли и выбросили сюжет? Или пародию, ловкий стёб над всем массовым киноискусством? Или же это нечто совершенно новое? Быть может, начало новой эры, когда режиссёры откажутся от сюжета вслед за живописцами, отказавшимися от изображения предметов?

Не отказывая Тито Квесту в мастерстве, мы вынуждены признать, что, показав нам рафинированное «Как?» вместо «Что?», он перешёл в разряд теоретиков от кино. Больше всего это похоже даже не на экспериментальный, а первый полноценный образчик «беспредметного кинематографа», эдакий «Чёрный квадрат» видео-мэйнстрима. Самый настоящий «авангард для широкой аудитории»: даже знаменитый Ларс Фон Триер, изобретающий новый киноязык для каждого нового фильма, выглядит просто замшелым консерватором по сравнению с новоявленным продолжателем дела Тарантино. Кстати, «Конец игры» прекрасно встаёт в линейку фильмов последнего. Это доведённое до конца движение от «Бешеных псов» через «Криминальное чтиво» к «Убить Билла». Иначе говоря, квинтэссенция жанра.

Итак, резюмируем: на лицензионном DVD (в российском прокате его, увы, не предвидится) появился фильм несомненно достойный внимания. Трудно сказать, рассчитывают ли его создатели на широкий коммерческий успех или же метят больше на признание в среде киногурманов и свою нишу среди «культовых» фильмов. Не менее трудно предугадать, насколько по душе придётся зрителю подобное экспериментаторство. Так или иначе, но о фильме будут ещё долго говорить и спорить. А значит — его будут смотреть. Уверен, не без удовольствия.


© 2005 Сергей Головцев.

Журнал «Киноэкспертиза», №1 2005, стр. 4