Читать все письма На главную страницу

Письмо 13

От: Алексей

Кому: Кирилл

Дата: 21 февраля 2005

Тема: Новое лицо (2)


Привет, Кирилл!


Хочу продолжить историю, начатую в предыдущем письме. Мне это нужно, в первую очередь, для того, чтобы самому во всём разобраться. Но ты знаешь, теперь я уже практически уверен в том, что это был не сон, не глюк, не трансформированные воспоминания о каких-то совершенно других событиях. Всё это происходило на самом деле. А вот где? Когда?.. На эти вопросы я пока ответить не могу. История всплывает у меня в памяти разрозненными фрагментами, отделёнными друг от друга полосами серого тумана, сквозь который я, как ни стараюсь, не могу пробиться. Но постепенно всё складывается в довольно ясную и логически непротиворечивую картину.

Иногда мне кажется, что я гибну. Порой возникает ощущение, что я лечу в серебристых облаках. И тогда я испытываю страх.

Итак…


«Пробившись сквозь полосу серого тумана, я вновь оказался за столиком в компании с чернобородым и желтоглазым. Третий их приятель, совершенно безликий тип, которого я не могу даже припомнить, куда-то исчез. В центре столика стояли песочные часы, размером чуть больше медицинских. Но в отличие от тех, что можно купить в любой аптеке, часы на столе были заключены в металлическую раму. Чернобородый и желтоглазый завороженно наблюдали, как песок медленно пересыпается из верхней ёмкости в нижнюю. Я посмотрел по сторонам. За каждым столиком происходило то же самое, — в центре были установлены песочные часы, и все посетители кафе внимательно следили за тем, как течёт песок, а вместе с ним и время.

— Послушайте, уважаемый, — обратился я к чернобородому.

Тот, не глядя на меня, поднял руку и сделал знак, призывающий сохранять молчание.

Я прислушался. В самом деле, в кафе висела такая тишина, что создавалось впечатление, будто уши забиты комками ваты. Это была абсолютная, противоестественная тишина. Такой тишины не может быть ни в одном месте на Земле. Ни говоря уж о небольшом помещении, в котором собралось десятка полтора людей.

Что происходит?

Мне сделалось жутко. Я посмотрел в сторону двери, заранее намечая путь к возможному отступлению. Двери на месте не было. В помещении вообще не было ни одной двери. А за окнами чернела ночь. Хотя это запросто могла оказаться и не ночь вовсе, а космическая тьма. Или мрак безвременья. На выбор. Я предпочел думать, что за окнами ночь.

Наконец последняя песчинка упала на горку песка в нижней ёмкости. И сразу кафе будто ожило. Со всех сторон послышался гул голосов, звон посуды. А песочные часы со столов начали убирать.

— Стоп! — схватил я за руку желтоглазого, когда он тоже протянул руку за часами. — что это было?

Желтоглазый посмотрел на чернобородого, словно переадресовывая ему вопрос.

— Что именно? — спросил чернобородый.

— Это, — я указал пальцем на часы.

— Это песочные часы, — с невозмутимым спокойствием ответил чернобородый.

— Зачем они здесь?

— Хороший вопрос, — улыбнулся чернобородый.

Хотя чего уж в нём такого хорошего?

Чернобородый отвел в сторону руку желтоглазого, чтобы я мог хорошо видеть часы.

— Допустим, эти часы являются символическим отображением Мира. Всего Мира, а не той его части, которую мы воспринимаем как место нашего обитания. Где мы, по-вашему, сейчас находимся?

Я задумчиво посмотрел на часы. Я даже не пытался найти ответ на вопрос, заданный чернобородым, я старался угадать, какой ответ он ждёт от меня.

— Ну так что? — Поторопил меня чернобородый, когда молчание затянулось.

— А где в этих часах расположен наш мир? — спросил я.

— Не знаю, — пожал плечами чернобородый, — где угодно. Единственное условие, он не может занимать все пространство часов.

Я еще раз внимательно посмотрел на часы. Внизу — горка белого песка. Вверху — пустая коническая емкость. У меня не было ответа на вопрос чернобородого. Да и мог ли вообще существовать ответ на вопрос «Где мы сейчас находимся»?

Видно, чернобородый понял мои сомнения, потому и не стал пытать меня.

— Вот здесь, — палец с широким желтым ногтем указал на тоненькую перемычку, соединяющую верхнюю и нижнюю емкости. — В переходе между двумя мирами.

Голова у меня пошла кругом. Так и хотелось присвистнуть, закатить глаза и с замиранием в голосе произнести: «Ни фига себе!», а после рассмеяться и похлопать чернобородого по плечу. Нет, не так: после — подняться и отправиться на поиски двери. Чтобы открыть её и увидеть за порогом тьму безвременья.

В кафе заиграла музыка. Это была одна из песен Мэрилина Мэнсона. Я не поклонник этого исполнителя, поэтому не могу сказать, что это была за песня. Но в любом случае, стиль Мэнсона узнается безошибочно. А музыка Мэнсона в кафе, расположенном на переходе меж двух миров — это уже не бред, а театр абсурда.

— Кстати, меня Виктором зовут, — представился вдруг чернобородый. — А его, — кивнул он на желтоглазого, — Бенедиктом.

Желтоглазый Бенедикт даже бровью не повел, будто не о нём вовсе речь шла.

— Очень приятно, — буркнул я.

— Я, как уже сказал, являюсь посредником, а Бенедикт — проводник. Без него мы отсюда не выберемся. Как вам это?

— Никак, — честно ответил я, потому что вообще не понимал о чём идёт речь. Я посмотрел в сторону стойки. — Пиво здесь заказать можно?

Виктор взглядом переадресовал мой вопрос Бенедикту.

— Какое? — Спросил желтоглазый.

Голос у него был хриплый и глухой, как будто шёл со дна глубокого колодца.

—Желательно нефильтрованное, — попросил я.

Бенедикт протянул руку, сгрёб стоявшие на столе песочные часы и сунул их в карман. Затем сложил руки на груди.

Я понял, что пива сегодня не получу.

— Вы говорили, что Сильвягин тоже проводник, — напомнил я Виктору.

— Говорил, — согласился тот.

— Почему же не он, а Бенедикт привёл вас сюда?

— Нас, — поправил меня Виктор. — Не меня, а нас с вами.

— Хорошо, — не стал спорить я. — Так почему же это был не Сильвягин?

— Потому что Сильвягин не тот проводник.

Я удивленно приподнял бровь.

— Ваше пиво, — подошедший ко мне со спины официант поставил на стол кружку нефильтрованного пива.

— Спасибо, — машинально поблагодарил я и полез в карман за бумажником.

— Не надо, — жестом остановил меня Виктор.

Я не стал настаивать.

— Не тот проводник — это что значит? — Вернулся я к прерванному разговору.

— Вы пейте пиво, Алексей, пейте, — улыбнулся мне Виктор.

Я взял кружку и сделал два глотка. Пиво было отменным.

— Видите ли, Алексей, вы вляпались в очень нехорошую историю.

— Серьёзно? — Я старательно изображал удивление, хотя подозревал, что Виктор был прав.

— Наш мир на самом деле представляет собой не совсем то, что мы о нём думаем.

— Надеюсь, вы не считаете, что первым пришли к этому выводу? — усмехнулся я.

— Конечно же, нет, — улыбнулся Виктор. — Зато в отличие от многих умозрительных философов я точно знаю, что он собой представляет на самом деле.

— И вы готовы со всеми поделиться своими знаниями? — Я старался придерживаться прежнего, ироничного тона.

— Со всеми — нет, — серьезно ответил Виктор. — Но вам готов рассказать, — он сделал короткий жест рукой и Бенедикт вновь выставил на стол песочные часы. — Как я уже сказал, сейчас мы находимся здесь, — Виктор указал на узкую перемычку, соединяющую две ёмкости. — После того, что я расскажу вам, вы сможете выйти сюда или сюда, — он указал поочередно сначала на верхнюю, затем на нижнюю емкости.

— А в чем разница? — Спросил я.

— В том, что в данный момент существует только та половина мира, которая заполнена песком. Другая в это время пребывает в состоянии ожидания, — ответил Виктор. — Именно поэтому часы требуется то и дело переворачивать.

Он резким движением перевернул часы и песок посыпался вниз.

— Две половины мира не могут существовать одна без другой, — произнес, глядя мне в глаза Виктор. — Но только те, кто находятся здесь, — он ткнул пальцем в столешницу стола, — в зоне перехода, знают о существовании обоих. И могут выбирать, в какой из миров отправиться.»




Следующее письмо: «Фанаты»

Просмотров всего: 23 574.
За последний месяц: 24.
Мистификс

Новое лицо (2)

Постcкриптум

Очередной Суд Над Мэрилином Мэнсоном


Вряд ли Marilyn Manson рассчитывали на такой успех: их DVD "The Golden Age Of Grotesque" прокручивают прямо в зале суда. Суд идет над 16-летним Люком Митчеллом, который обвиняется в убийстве 14-летней девушки. В момент преступления ему самому было 14. Митчелл отрицает, что причастен к этому убийству. Но полиция полагает, что это не так и знакомит суд со своими аргументами.

Во время беседы с полицией в прошлом году Митчелл, перечисляя свои музыкальные интересы, упомянул название Marilyn Manson. И действительно - полиция изъяла из его дома DVD "The Golden Age Of Grotesque". Митчелл описал этот диск полиции как "сильное готического видео, в таком трансовом стиле, там Мэнсон говорит разные слова пока автомобиль едет по ночной дороге". Но обвинение явно решило самостоятельно проверить содержание диска, сообщает NME. И предъявить его присяжным. Обвинитель продемонстрировал первые 10 минут записи. За это время присутствующие успели услышать повторяющуюся музыку и слова "хватит упражняться с алкоголем, начинаем забавляться с наркотиками" и "единственная вечная вещь в мире - это деньги". Увидели же они еще более пугающе вещи. Картины ночной дороги перемежались вспыхивающими образами, среди которых была голая девочка, дерущиеся женщины, одетые в корсеты и т.д.


Подтвержденные доказательствами заявления о том, что компакт-диск и DVD, которое было бонусным диском к альбому, Митчелл купил через два дня после того, как было найдено обнаженное тело убитой, вряд ли произведут на присяжных такое же сильное впечатление.


Британское правосудие, надеемся, разберется в этом печальном деле. Но появление в нем Marilyn Manson интересно здесь не только с точки зрения того, возможно ли полагать, что произведение искусства (каким бы оно ни было) способно толкнуть человека на убийство. Видимо не просто так в подобном деле фигурирует именно Мэрилин Мэнсон, даже имя своему образу давший в честь одного из самых печально известных убийц XX века - Чарльза Мэнсона. Связанная с его преступлением песня Beatles "Helter Skelter" стала в то время предметом обсуждения как сама по себе, так и поводом для дискуссии о недоброй силе, таящейся в рок-музыке. Другой вопрос, что музыканты Beatles вряд ли были рады хоть косвенно оказаться причастными к преступлению.


(Звуки.RU) 12.01.2005