Читать все письма На главную страницу

Письмо 19

От: Николай

Кому: Татьяна

Дата: 6 октября 2005

Тема: Ежедневник


Привет, Танюша.


Если этой историей ты хотела оправдать покупку новой фенечки к вязаной кофте, то надо отдать должное твоей фантазии. Шучу. Это, должно быть, и впрямь наркоман тебе встретился. Тогда лучше выбрось его кулончик от греха. Вдруг ворованный? Или тайный знак провинциальных наркодилеров? Ладно, не буду ёрничать, лучше расскажу, что со мной приключилось, тоже непонятностей хватает на три года вперёд:

Несколько дней назад таки собрался съездить на квартиру к Алексею. Точнее, туда, где он жил до того, как исчез. Ступил через порог — и будто пыточную попал. Не буду утомлять описанием давящей атмосферы дома, истерик, подозрений и всяческих бытовых неприятностей. Помимо тяжести в душе, из квартиры пропавшего приятеля я вынес наблюдение, что бардак, несмотря на внешнюю схожесть, оказывается, бывает разным: только у Алексея я видел три вида беспорядка: беспорядок творческий, беспорядок детский и — теперь вот — беспорядок жуткий. Рождённый несчастьем, спешкой, тревогой, лихорадочным поиском. Было видно, как вещи терзали в напрасном ожидании, с отчаянием перебирали вновь и вновь, бросали в безнадёжности. И обёртка от конфеты, и футляр от компакт-диска совсем по-другому лежат, если их бросил наигравшийся ребёнок или задумчиво отложил занятый взрослый. В описанном мною хаосе энергетика вещей была уж совсем ни на что не похожей.

Мне же удалось оживить давно замолчавший компьютер. Вот только ясности от этого пока не прибавилось, но зато появились вопросы. Каверзные.

Посуди сама: помимо самой рутинной переписки, которую вёл обычный человек, в планы которого ну совершенно не входило раствориться в воздухе, есть там ряд писем, написанных его приятелю, коллеге — Кириллу С. Странные же это письма, скажу тебе. Описываются в них дела совершенно мистические и жутковатые. Все тексты попахивают безумием. Не хотелось бы подозревать Алексея в приёме галлюциногенов, но… Меня, впрочем, обнадёживает довольно-таки художественная форма изложения. Но не следует ли это отнести на счёт профессии корреспондентов? Одно знаю: письма эти следует изучить тщательнейшим образом. Чем и займусь. Меня, когда первое из них на экране появилось, холодный пот прошиб: вот оно, думаю. Никому ничего не говоря, скопировал себе на флэш-карту, а оригиналы стёр. Не знаю, почему. Думаю, и правильно: пусть лучше милиции, если она доберётся до компьютера, этого не видеть: на их профессионализм надежды мало, а здесь деликатность нужна в любом случае, что бы тут ни было: сумасшествие, ЛСД или и впрямь чертовщина.

Чертовщина, кстати, приключилась и со мной: пришёл домой от Алексея, принял душ, чтобы на душе полегче стало, компьютер завёл и полез в чемодан за флэшкой с письмами. Рука упирается во что-то гладкое и твёрдое. Вытаскиваю — книга. Белого цвета из чудесной, глянцевой, только чуть более шершавой на ощупь. Обложка — словно бы из кожи, но совсем гладкая. Никогда такого не видел. Дорогая, должно быть, вещь. На обложке отпечатан тёмно-серый кружок с простым узором. Внутри — пусто, страницы абсолютно белые. Странно, что это? Ежедневник чей-то? Но бог с ним, как она ко мне попала? В закрытый-то чемодан? Ты же помнишь, я его таскаю не первый год: чёрный, объёмистый, совершенно твёрдый; чтобы открыть основное отделение, нужно расстегнуть молнию по всему периметру. Это мог сделать только я сам. Книга не тяжёлая, но свои полкило весит — заметил бы. Значит, подсунуть не могли, так? Да и кому это нужно, ворам-карманникам? Деньги на месте. Да и что за воры такие? Распространители рекламы? Религиозная секта? Но что-то я там не заметил ни рекламы средства от облысения, ни рассказов о царствии небесном. Вообще ничего не заметил. Только рисунок. Логотип такой? Наверное, всё же подарочный ежедневник какой-то фирмы, широко известной в узких кругах. Но неужто я сам положил её к себе в сумку? И где, у Алексея? Нет, я всё отлично помню, хоть и взволнован был: ничего мне не дарили, и сам не клал. Случайно? Тьфу, пропасть, вдруг скажут, что украл. Неприятно-то как.


Вот и говорю, мистика. И что интересно: только я эту проклятую книгу раскрыл, как мобильник запищал. Я даже подпрыгнул. Пришла SMS-ка. Только два слова: «Это начало». Я хотел спросить: кого, чего начало? А обратного адреса и нет.


Такие дела.



Следующее письмо: «Re: Ежедневник»

Просмотров всего: 22 104.
За последний месяц: 11.
Мистификс

Ежедневник

Постcкриптум

…Один из таких тунеядцев, приближаясь к старости, объявил сам собою и без всякого принуждения, что он в продолжение долгой и скудной жизни своей умертвил и съел лично и в глубочайшем секрете шестьдесят монахов и несколько светских младенцев, — штук шесть, но не более, то-есть необыкновенно мало сравнительно с количеством съеденного им духовенства. До светских же взрослых людей, как оказалось, он с этою целью никогда не дотрогивался.

— Этого быть не может! — крикнул сам председатель, генерал, чуть даже не обиженным голосом: — я часто с ним, господа, рассуждаю и спорю, и все о подобных мыслях; но всего чаще он выставляет такие нелепости, что уши даже вянут, ни на грош правдоподобия!

— Генерал! Вспомни осаду Карса, а вы, господа, узнайте, что анекдот мой голая истина. От себя же замечу, что всякая почти действительность, хотя и имеет непреложные законы свои, но почти всегда и невероятна, и неправдоподобна. И чем даже действительнее, тем иногда и неправдоподобнее.

— Да разве можно съесть шестьдесят монахов? — смеялись кругом.

— Хоть он и съел их не вдруг, что очевидно, а, может быть, в пятнадцать или в двадцать лет, что уже совершенно понятно и натурально…

— И натурально?

— И натурально! — с педантским упорством отгрызался Лебедев: — да и кроме всего, католический монах уже по самой натуре своей повадлив и любопытен, и его слишком легко заманить в лес или в какое-нибудь укромное место и там поступить с ним по вышесказанному, — но я все-таки не оспариваю, что количество съеденных лиц оказалось чрезвычайное, даже до невоздержности.

— Может быть, это и правда, господа, — заметил вдруг князь…


Ф. М. Достоевкий «Идиот»