Читать все письма На главную страницу

Письмо 26

От: Сергей Сильвягин

Кому: Николай

Дата: 14 января 2006

Тема: Последнее письмо. Часть 2


Спустя месяц мне приснился отец. Я узнал его сразу, несмотря на то, что он оброс курчавой седой бородой, а лицо покрылось морщинами. Отец смотрел куда-то поверх меня, водя по воздуху тонкой, старческой рукой. Я ощутил комок в горле.

— Как ты постарел… — услышал я свой голос.

Не спеша, он приблизился ко мне, и в его руках появились большие песочные часы. Отец перевёл на меня взгляд, полный боли, поднял часы повыше и перевернул их. Всё замерло на короткое, но томительное мгновение и — песок с глухим шорохом осыпался вниз. Перед глазами у меня всё закружилось, как если бы вместе с часами перевернулся весь мир. Когда кружение прекратилось, я вновь увидел отца. Он стоял чуть поодаль, опираясь на некрашеную скамейку, держа скрещенные руки на груди. С напряжением глядя куда-то в сторону, он стал рассказывать мне следующее.

«Правды люди не выяснили. Слишком любознательных учёных убивают раньше, чем они завладеют такими знаниями, которые могут помешать делам Старших. Слишком опасно быть учёным. Сгинуть в подземке можно гораздо раньше, чем подберёшься к Зоне Мистификс. Учёные… Однажды в 1975 году группа англичан наткнулась на нечто вроде нового поля. Не мудрствуя, окрестили его полем N. За три дня до взрыва лаборатории они выяснили следующее.

Представь себе эксперимент: нескольких обычных серых мышек запирают в ящик и скармливают по кусочку облучённого сыра. Стало быть, каждая обладает определённым «зарядом» поля. Но если через день заглянуть в тот же самый ящик, то оказывается, что заряд медленно переходит от всех мышей к одной. Причём поведение грызунов не нарушается: они не устраивают грызни, питаются и размножаются как обычно. Но в результате обладания зарядом вся их жизнь начинается складываться таким образом, что «заряженные» частички скапливаются в одной мыши. Продолжая экспериментировать, англичане приходят к странному выводу: способность заряженной N-полем материи скапливаться в одном месте объясняется совсем не физико-химическими свойствами (скажем, намагниченностью), а тем, что поле влияет на вероятность событий и их ход. Скажем, если одну из облучённых мышей поместить в соседнюю клетку, то ящик сломается, перевернётся и подопытная переместится к соседям, где её оближут, оботрут, если надо — разгрызут, чтобы частички, имеющие заряд, собрались у «избранной». Если клетки делать слишком прочными — то начинается чехарда и с людьми, сотрудниками лабораторий. То кто-то по незнанию отпирает клетку, то авария с оборудованием, то что-то ещё…

Теперь представь, что было бы, поставь они эксперименты над людьми. Скармливаем двум разным недобровольцам два заряженных гамбургера. И…. цепочка удивительных событий, которые только успевай отслеживать: волны вероятности начинают «выбивать» поле из одного человека и «вливать» его в другого. Молекула за молекулой, клетка за клеткой. Через рукопожатия, неисправности водопровода, дверные ручки и капельки слюны. Через… поцелуи и кровавые драки? Через…

И чем больше заряд, тем дальше уходят события за грань обыденности. Чем больше количество облучённого вещества, тем на более жестокие меры идёт провидение, чтобы заставить облучённые молекулы собраться в одном человеке. Есть вопросы? Смелее! Облучим 10 человек — через месяц это клуб по интересам. Сидят в одной комнате, дышат друг на друга, передают «флюиды». Общие шприцы, гомосексуализм, переливания крови. Облучим 100 человек — через год это сотрудники одной фирмы. «Вы придёте на корпоративную вечеринку? Что вы, что вы — ни в коем случае нельзя отказываться!» Облучим 1000 человек… Революция. С пламенным лидером во главе. А если направить на лидера приборчик со шкалой? Так и есть — заряд скапливается в нём, что было понятно ещё на мышах. «Людьми-аккумуляторами» владеет несознаваемая цель — накопить больше заряда. Они ведут активную общественную жизнь. Они ездят по странам. Они видят людей. Они «вертятся» всю жизнь. Они удачливы. (Ещё бы! С такой дозой!) Они могут творить чудеса. Если надо.»

Отец взглянул на меня в упор.

«Ты хочешь спросить: а что если… некоторые события из нашей истории. Если они были как раз следствием занесённой к нам дозой излучения? Идут века. Люди живут, общаются, сношаются. Рожают детей, чтобы накопить, передать всё больше и больше заряда в одну точку. Пока в результате в одном человеке не оказывается его слишком много. И он… начинает творить чудеса. Мы про них знаем.

Поцелуй Иуды — не был ли он предпоследней дозой облучённой слюны? И не бичеванием ли вбили в тело Его последние заряженные пылинки? В человека-аккумулятор вбивают гвозди на кресте. Гвозди? Быть может, только их не хватало? А что будет с человеком, собравшим в себе весь заряд, что был на этой планете? Уйдёт искать дальше? Вовне, вверх?


Не бойся правды: ты и так слишком многое уже видел. Ты скоро исчезнешь из этого мира, но не грусти: когда умрёшь, увидишь истинный мир таким, какой он есть, и смерть станет лишь незначительным эпизодом. Когда и где придут за тобой Старшие — не имеет значения. Не думай, что сможешь что-то им противопоставить. Единственное, что мы пытаемся сделать — раскрыть правду. Пронести хоть крупицу информации на Землю невероятно трудно. Вероятностные барьеры чрезвычайно высоки. Но попытайся. Телефон, Интернет, газеты. Достучись хоть до одного человека, чтобы он рассказал другому. Хоть малая толика людей, отдающих себе отчёт в происходящем, — и Эксперимент может быть сорван. Но с годами у меня остаётся всё меньше и меньше надежды… надежды… надежды…»


Отец всё повторял и повторял последнее слово. Морщины на его лице и руках стали множиться и углубляться, и в считанные секунды тело его превратилось в изрубленный коричневатый брусок, рассыпавшийся у моих ног.


Прощай.

Писем больше не будет.



Следующее письмо: «Истории повторяются»

Просмотров всего: 22 765.
За последний месяц: 21.
Мистификс

Последнее письмо. Часть 2

2006 год

ноябрь

август

май

январь


2005 год

декабрь

ноябрь

октябрь

сентябрь

июнь

апрель

март

февраль

январь


2004 год

декабрь

ноябрь




Все письма одной страницей